Круглый стол на кафедре философии и истории

24 апреля 2017г. преподаватели-обществоведы провели круглый стол на тему «Великая русская революция 1917 г.: историко-философский анализ». Коллеги заслушали доклад к.и.н., доцента Л.В. Бочковой о причинах и природе революции в России, основой которого стали исторические документы, труды классиков и исследования отечественных историков, публицистов, политических деятелей XX-XXI вв. Разные измерения русской революции были представлены в докладах доцентов А.Г. Шипилова, Ж.Б. Кулькатова: о роли и идеологии русского белого офицерства в революции и гражданской войне; о крестьянской политике и решении земельного вопроса в начале XX века и первые советские десятилетия. В ходе начавшейся дискуссии изложили свои позиции д.ф.н., зав. кафедрой Н.А. Моисеева, к.и.н., доцент Т.Н. Шалдунова, к.ф.н., доцент Н.Х. Мухтярова.

В докладе Л.В. Бочковой прозвучало сравнение, что сто лет назад в России произошло величайшее в истории событие, сопоставимое по последствиям и влиянию на развитие цивилизации с рождением и смертью Христа. Ибо Русская революция 1917 года не только определила дальнейший путь нашей страны, но изменила вектор развития всего мира. Первым этапом этого мощнейшего революционного катаклизма стал Февральский переворот 1917года, который привел к крушению исторической российской государственности – Империи. В докладе были поставлены вопросы о природе и сути революции. Был ли Февраль неизбежностью или случайностью? Была ли февральская революция упущенным историческим шансом или рукотворной предпосылкой Октябрьской социалистической революции? Что погубило российскую империю – уровень жизни, Первая мировая война, неэффективное правительство, политическая слабость русской интеллигенции? И, в целом, что такое революция?

Лектор коснулась теоретических вопросов, в частности, о присутствии идеи революции уже в античной метафизике как ускорителя социальных процессов. В латыни термин «революция» имеет противоположный смысл – поворот назад, вращение. Возможно, подразумевался возврат к нарушенным традициям и порядкам. До конца XVIII века понятие «революция» в современном значении не использовалось. В XIX веке вслед за Сен-Симоном, французскими историками Тьерри, Гизо, Минье, признававших классовые причины революций, Карл Маркс сформулировал и завершил эту теорию, применив к революциям формулу «локомотивы истории».

В обсуждении было подчеркнуто, что за свою тысячелетнюю историю Россия четыре раза терпела Крушения, когда разрушались традиционные формы государственности, страна переживала гражданские войны и интервенции с многочисленными человеческими жертвами, теряла территории, отбрасывалась на десятки лет в экономическом развитии. Тогда вставал вопрос о выживании российского государства и нации. Это было связано с гибелью киевской, московской, романовской и советской государственности. Историки назвали это «катастрофами истории».

В выступлении доцента Л.В. Бочковой основное внимание было обращено на Февральскую революцию 1917, которая стала точкой невозврата к статусу Российской империи. Именно в феврале-марте 1917 года произошло разрушение многовековых форм российской государственности, что повлекло за собой начало лавинообразной дезинтеграции.

В докладе была показана особая разрушительная роль – роль авторов – либеральной интеллигенции вместе с представителями русской аристократии. Хотя у последней были все основания охранять поток русской традиции. Но увы, Рюриковичи по происхождению – князья Долгоруковы, князь Шаховской, князь Львов и другие стояли у истоков заговора против императора Николая II. Лектор подчеркнула ответственность элиты, которая на этом рубеже не справилась с той миссией, что на неё возлагали история и русская культура, её неумение предвидеть последствия своих действий. Причина этого – оторванность от национальных оснований, раскол элиты, начавшийся ещё в середине XIX века и достигший апогея к 1917 году. Детища модернизации государства опрокинули саму государственность.

Исследование темы привело к заключению, что причины Февральской революции не сводимы только к заговору либеральной элиты. Они представляют собой сумму факторов и сумму заговоров, соединявших такие составляющие, как массовое недовольство народа политикой правительства в условиях общего кризиса, вызванного Первой Мировой войны, проведение мировоззренческой подготовки революции политическими лидерами Государственной Думы (А. Гучков и др.), созревание заговора генералов во главе с начальником Ставки генералом от инфантерии М.В. Алексеевым. Цель заговоров – воспользоваться военным бременем и захватить власть в короткие сроки.

Сам Николай II немало сделал ошибок для усугубления ситуации. Проявлял нецарскую нерешительность – главный его порок для русского трона. За крушение корабля - кто отвечает больше капитана?

Было приведено отношение А.И. Солженицына к отречению Царя от престола: «Николаю II была вверена русская Империя - наследием, традицией и Богом. Он всю жизнь понимал свое царствование как помазанье Божье, следовательно, не сам он мог сложить его с себя, а только смерть. Поэтому он отвечает за происшедшую революцию больше всех. «Всякий народ вправе ожидать от своего правительства силы - а иначе зачем и правительство?»

В докладе прозвучала мысль, что Февральская революция 1917 года остаётся до конца необъяснённым событием с точки зрения факторов, приводящих к фундаментальным изменениям. Опыт показывает, что определяющая роль в истории и революциях принадлежит человеческому фактору. Февраль – в большей степени рукотворное событие, его авторы – это те лидеры и силы, которые сегодня называются институтами гражданского общества. В начале XX века гражданское общество ещё не созрело. Гражданский инфантилизм порождал радикализм. Октябрь призван был разрешить те противоречия, которые не смогли или не захотели решить февралисты. Историкам сегодня понятно – вторая, Октябрьская революция 1917-го была продолжением первой, это единый поток.

В выступлении доцента А.Г. Шипилова прозвучал малоисследованный аспект в русской революции - о проблеме выбора, вставший перед офицерами России в период Революции и Гражданской войны. Основываясь на мемуарах участников событий из противоборствующих лагерей, автор уделил особое внимание мотивам добровольного поступления значительной части офицерского корпуса на службу в Красную Армию. Главным из них было понимание того, что в сложившейся ситуации только большевики имеют конструктивную программу сохранения России как самостоятельного единого государства и способны обеспечить её осуществление. В то время как у их противников из Белого движения такой программы, по их собственному признанию, не было.

В докладе доцента Ж.Б. Кулькатова глубоко и неоднозначно было показано, как решался аграрно-крестьянский вопрос - центральный вопрос русских революций начала ХХ в. и советских преобразований 1920-1930-х гг. Столыпинская аграрная реформа, преследовавшая цель организации в стране крепких хозяев, крестьян-единоличников за счет разрушения общины, выделения хуторов и отрубов, переселения на окраины, не завершилась до революции 1917 г. За счет продажи беднейшими слоями крестьянства единоличных наделов увеличились его социальное расслоение и люмпенизация. "Социализация" и национализация земли по большевисткому Декрету о земле способствовала превращению России в страну мелкого крестьянского землевладения. Политика Советской власти после окончания гражданской войны характеризовалась введением НЭПа, разрешением аренды земли и свободного выбора формы землепользования, найма рабочей силы, развитием сельхозкооперации. После XV съезда ВКП(б) 1927 г. аграрная реформа была проведена в форме сплошной коллективизации и ликвидации хозяйственно активного слоя крестьянства, объявленного не только "кулаками" и "середняками", но и "классовым врагом". Но монополия коллективных и совместных хозяйств, которые хотя и увеличили производство сельхозпродукции в 2-3 раза, в последующем не разрешила продовольственную проблему в советском обществе.

Следует отметить, что сообщение Ж.Б. Кулькатова вызвало дополнительную дискуссию среди преподавателей, критические суждения и оппонирование автору.